ОБЩЕСТВО СООБЩАЕТ ВЛАСТИ

Судебный произвол

Сообщение опубликовал пользователь Шишмарева Ольга Павловна
17.08.2018 в 08:24

Здравствуйте Александр Сергеевич! Я Вам писала уже .Прошу ПОМОГИТЕ ! Моего сына Шулакова Александра Владимировича 1984 г.р осудили 23 июня 2017 г.Оловяннинским районным судом  Забайкальского края по 105 ст. ч.1 и приговорили к 12 годам строгого режима .Кратко о ситуации - они с другом выпивали .Друг налетел на него с ножом и мой сын оттолкнул его .Друг упал на свою же руку с ножом  и ушел в ванную .У сына не было мотива на умышленное убийство.Он не вырвал дверь ,не добил его ,а просто ушел .Он напугался конечно и в последующем дал против себя много протеворечивых показаний .А прежде чем их дать его продержали без сна и еды 2 дня ДЧ и СО .Пытки в виде лишения сна . 10 октября 2017 года Забайкальский краевой суд оставил аппеляцию без изменения ..Хотя экспертиза эксперта Рогалевой не отрицала ,что мой сын говорит правду и есть вероятность ,что потерпевший упал на нож .Что потерпевший был агрессивен пьяным  и тд . Адвакат Швецов подал кассационную жалобу ,где указал что доводы судей необоснованные .Очень много нарушений угловно процесуального закона  . Но  Краевой суд в расмотрении кассации вновь отказал.Даже повторная экспертиза Специалиста в области судебной экспертизы Кассатеева А,В , Краевым судом была отклонена .Суды свирепствуют .незаконно садят в тюрьмы людей .Моего сына должны по любой другой статье судить .но не по 105.Когда сын уходил с квартиры потерпевший БЫЛ ЖИВ ! Сын нож не втыкал и не мог предположить ,что рана смертельная .Приговор несправедлив .доводы судей необоснованны ,наказание жесточайшее .Мы везде писали и сын и я .Жалобы без внимания остались .Но почему сын должен сидеть за то .что не совершал ?ПРОШУ ВАС ПОМОЧЬ НАМ .Адвакат Швецов В,В / с.т 8914 491 23 66/ готовит жалобу в Верховный суд Москвы .ПРОШУ вашего ходотайства при расмотрении дела .Чтобы справедливость была .Заранее благодарна ВАМ . 

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

Приговором Оловяннинского районного суда Забайкальского края от 23.06.2017 Шулаков Александр Владимирович признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ с назначением наказания в виде 12 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строго режима. По гражданскому иску Байталюк Н.А. взыскано с Шулакова А.В. 1000000 руб. в возмещение морального вреда и 83810 руб. – в возмещение материального ущерба. Также с Шулакова А.В. взыскано в доход государства 4125 руб. – процессуальные издержки в виде затрат на оплату труда адвокатов Мусаткина Д.А. и Бабарыко В.В..

Апелляционным определением забайкальского краевого суда от 19.10.2017 снижен до 81195 руб. размер возмещения материального ущерба, причиненного потерпевшей Байталюк Н.А.. В остальной части приговор оставлен без изменения.

По моему мнению, вынесенные в отношении Шулакова приговор и апелляционное определение подлежат отмене в связи с существенным нарушением норм уголовного и уголовно-процессуального закона.

В соответствии со ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела. Приговор, определение, постановление суда и все последующие судебные решения отменяются с возвращением уголовного дела прокурору, если при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке будут выявлены обстоятельства, указанные в части первой и пункте 1 части первой.2 статьи 237 настоящего Кодекса. Я полагаю, что судом при вынесении приговора в отношении Байталюка допущены такие нарушения закона.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями настоящего Кодекса и основан на правильном применении уголовного закона. Согласно ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Я полагаю, что обоснование приговора предположениями является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену такого приговора. А именно это имеет место по настоящему уголовному делу. Приговор суда основан на предположении того, что ножевое ранение Байталюка образовалось от удара ножом Шулакова; на предположении того, что у Шулакова был умысел на убийство Байталюка; на предположении того, что между Шулаковым и Байталюком была ссора. И то, и другое, и третье опровергается фактическим и обстоятельствами дела, установленными судом первой инстанции.

При оценке установленных судом фактических обстоятельств дела судом нарушены установленные ст. 88 УПК РФ правила оценки доказательств, а также в нарушение требований ст. 307 УПК РФ в приговоре не приведены мотивы, по которым судом отвергнуты доказательства и обстоятельства, противостоящие выводам суда, изложенным в приговоре.

Для оценки допущенных судом нарушений закона необходимо коснуться фактических обстоятельств дела, установленных судом первой инстанции.

В момент причинения Байталюку ножевого ранения в квартире не было никого кроме Байталюка и Шулакова. О том, что там произошло, можно судить только по показаниям Шулакова.

Из показаний Шулакова в суде первой инстанции следует, что никаких ссор между ним и Байталюком ранее не было. Они были в дружеских отношениях. Когда они с Байталюком остались в квартире одни, Байталюк чрезмерно опьянел и у него началась рвота. В какой-то момент, когда Шулаков, покурив на балконе, вернулся в кухню, увидел, что Байталюк держит в руке нож, с которым кинулся на него. Не давая возможности Байталюку нанести удар ножом, Шулаков оттолкнул его, после чего они вместе не устояли на ногах и упали на пол. Шулаков не видел, каким образом Байталюк наткнулся при падении на нож, но когда встал, увидел на футболке Байталюка кровь. При нём Байталюк встал и ушёл в ванную комнату, где запершись изнутри, включил воду. Он не понял, насколько серьёзным было ранение, испугался и убежал из квартиры, заперев дверь снаружи. Не думал, что Байталюк умрёт.

В приговоре суд критически отнёсся к показаниям Шулакова, сославшись на то, что на предварительном следствии Шулаков давал различные показания. Действительно, Шулаков давал различные показания, однако он никогда не говорил о том, что из личной неприязни с целью убийства нанёс Байталюку удар ножом. При таких обстоятельствах, противоречивость показаний Шулакова сама по себе не даёт оснований для вывода о том, что имело место именно убийство. Нужны доказательства, которых, по моему мнению, нет.

Обосновывая вывод о виновности Шулакова в убийстве суд указал на л. 18 приговора: «О том, что удар Байталюку был нанесён Шулаковым умышленно, свидетельствует механизм образования ранения, направление удара, который был нанесён с достаточной силой, спереди назад, слева направо, снизу вверх». Однако данный категоричный вывод суда опровергается показаниями судебно-медицинского эксперта Рогалёвой А.А., допустившей, хотя и с малой степенью вероятности, образование ранения Байталюка при обстоятельствах, указанных Шулаковым (натыкание на нож при падении).

Таким образом, ножевое ранение могло образоваться случайно при падении Байталюка на пол. Несмотря на то, что эксперт Рогалёва не исключила образование данного телесного повреждения в результате падения, суд при наличии неустранённого сомнения, без дополнительного исследования данного важного обстоятельства, без назначения дополнительной судебно-медицинской экспертизы, взяв на себя функцию обвинения, истолковал данное обстоятельство против Шулакова.  В условиях отсутствия других доказательств тому, при каких обстоятельствах было причинено ножевое ранение Байталюку, данный вывод суда является предположением. Это предположение повлияло на вывод суда о виновности Шулакова в совершении преступления.

В процессе подготовки настоящей жалобы, для разрешения возникших вопросов я обратился с адвокатским запросом к специалисту в области судебной медицины Касатееву А.В., который дал следующий ответ: «ход раневого канала у Байталюка является не характерным для нанесения удара посторонней рукой, так как направление раневого канала под острым углом слева направо и спереди назад, почти параллельно передней поверхности грудной клетки, что относится к направлению раневого канала – снизу-вверх. Учитывая закономерности анатомии и динамики движения отдельных частей тела, следует считать, что колото-резаное ранение у Байталюка образовалось в результате его падения на локоть с согнутой в локтевом суставе левой рукой. При этом нож должен был находиться в левой руке с клинком, обращённым в сторону большого пальца, что соответствует показаниям Шулакова».

Учитывая положения Конституции РФ и ст. 14 УПК РФ суд обязан был провести дополнительные исследования, либо истолковать неустранимые сомнения в пользу подсудимого Шулакова. Однако этого сделано не было, чем допущено существенное нарушение уголовно-процессуального закона, повлекшего вынесения неправосудного приговора.

Против версии об убийстве объективно свидетельствуют следующие обстоятельства, также не получившие оценки суда:

Во-первых, приговор не содержит оценки  отсутствию у Шулакова мотива к совершению убийства. Вывод о наличии ссоры между Шулаковым и Байталюком является предположением. При этом суд привёл в приговоре довод, не соответствующий фактическим обстоятельствам дела, и являющийся предположением. Шулаков всегда отрицал наличие ссоры между ним и Байталюком, что отражено в протоколах его допроса на предварительном следствии и в протоколе судебного заседания. Несмотря на это суд на л. 18 приговора указал: «Не отрицая факта произошедшей между ним и Байталюком ссоры, Шулаков, пытаясь уйти от ответственности…».

Во-вторых, из фактических обстоятельств дела, установленных судом первой инстанции, следует, что после получения ножевого ранения Байталюк самостоятельно ушёл из кухни в ванную комнату, заперся там изнутри, открыл воду и совершал какие-то действия. Шулаков видел, что Байталюк живой. Имея возможность довести предполагаемый умысел на убийство до конца, Шулаков не сделал этого и покинул квартиру, оставив Байталюка живым. Данное обстоятельство объективно свидетельствует об отсутствии у Шулакова умысла на убийство Байталюка. При таких обстоятельствах, вывод суда о наличии у Шулакова умысла на убийство является предположением и опровергается фактическими обстоятельствами дела. Приговор не содержит оценки данному существенному обстоятельству.

В-третьих, судом установлено, что в квартире Байталюка не было никакого шума, который мог бы свидетельствовать о ссоре или драке и наличии конфликта между Шулаковым и Байталюком.

Показания Шулакова в судебном заседании, подтверждаются совокупностью доказательств уголовного дела. Свидетель Ерыгиной Е.В[1]. проживающая в квартире, расположенной под квартирой погибшего, показала, что не слышала в тот вечер никакого шума в квартире сверху. В начале второго часа ночи услышала в квартире шум, который напоминал звук падения. Каких-либо криков, ругани не было, в квартире никто не ругался. После этого услышала, как в ванной комнате  квартиры Байталюк Егора побежала вода. Как видим, показания Шулакова и Ерыгиной совпадают, однако оценки этому в нарушение требований ст. 307 УПК РФ судом в приговоре не дано.

По показаниям Шулакова перед тем, как кинуться на него с ножом, Байталюк тошнило и рвало. Данное обстоятельство подтверждается заключением судебно-медицинской экспертизы трупа Батайлюка, в желудке которого не обнаружено пищи, только её следы (остальное, полагаю, вышло рвотой).

По показаниям Шулакова, Батайлюк кинулся на него с ножом беспричинно, вследствие сильного алкогольного опьянения. Данное обстоятельство подтверждается заключением судебно-медицинской экспертизы трупа Байталюка, согласно которому в крови Байталюка обнаружен этиловый спирт в концентрации 4,2%, что у живых лиц соответствует сильной степени алкогольного опьянения.

Судебно-медицинский эксперт Рогалёва не исключила того, что ранение Байталюка могло образоваться при обстоятельствах, указанных Шулаковым при проведении следственного эксперимента, в котором она принимала участие.

Несмотря на то, что показания Шулакова о том, что ножевое ранение Байталюк получил случайно в результате падения, подтверждаются совокупностью доказательств уголовного дела и никакими другими доказательствами не опровергаются, суд не принял их за основу, нарушив установленные законом правила оценки доказательств, предусмотренные ст. 88 УПК РФ. В деле отсутствуют доказательства не только тому, что удар нанесён с целью убийства, но и тому, что ножевое ранение образовалось вследствие удара, а не вследствие падения.

С учётом вышеприведённых обстоятельств, при отсутствии умысла Шулакова на убийство и условии доказанности вины Шулакова в нанесении удара ножом, его действия могли быть квалифицированы по ч. 4  ст. 111 УК РФ, но никак не по ч. 1 ст. 105 УК РФ. С учётом же не опровергнутых показаний Шулакова о том, что ножевое ранение получено Байталюком случайно при падении на пол в результате толчка Шулакова, в действиях последнего могут быть усмотрены лишь признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК РФ (неосторожное причинение смерти). Если же исходить из того, что падение Байталюка произошло не по вине Шулакова, то действия Шулакова не образуют состава преступления. Таким образом, при вынесении приговора судом допущено существенное нарушение уголовного закона.

В силу требований ст. 73 УПК РФ установление данных обстоятельств является обязательным при производстве по уголовным делам. Не установление данных обстоятельств в силу требований ст. 220 и ч. 1 ст. 237 УПК РФ являлось, по моему мнению, препятствием для вынесения приговора, а в силу требований ст. 401.15 УПК – является основанием к отмене вступившего в законную силу приговора в кассационном порядке.

Нарушение установленных ст. 88 УПК РФ правил оценки доказательств, отсутствие в приговоре оценки обстоятельств, противостоящих обвинению, обоснование приговора предположениями, свидетельствует о существенных нарушениях норм уголовно-процессуального закона, допущенных судом при вынесении приговора, что также является основанием для отмены приговора в кассационном порядке.

Кроме того, с учётом всех обстоятельств дела и указанных в приговоре смягчающих обстоятельств, я нахожу назначенное Шулакову наказание чрезмерно жёстким.

Полагаю, что приговором суда с Шулакова необоснованно взысканы в доход государства затраты на оплату труда адвокатов Мусаткина Д.А. и Бабарыко В.В. в размере 4125 руб. Положенный в основу принятого решения вывод суда о том, что Шулаков не заявлял об отказе от защитника по основаниям и в порядке, предусмотренном ст. 52 УПК РФ, противоречит фактическим обстоятельствам дела. В уголовном деле имеется заявление Шулакова об отказе от услуг адвоката Мусаткина[2], а также заявление Шулакова об отказе от услуг адвоката Бабарыко[3] Кроме того, при назначении указанных адвокатов следователем не разъяснялись Шулакову последствия назначения ему защитников за счёт государства, все касающиеся этого момента положения закона и его права. Не выяснялось мнение Шулакова о том, желает ли он вообще иметь защитника (первое) и иметь защитника с оплатой за счёт государства или по соглашению (второе). Заявления Шулакова по адвокатам написаны под диктовку следователя. В судебном заседании Шулаков объяснил, что отказался указанных защитников по причине ненадлежащего исполнения ими обязанностей по его защите. Уголовное дело Шулакова не подпадало под категорию дел, по которым назначение защитника является обязательным (ст. 51 УПК РФ). В соответствии с положениями Гражданского кодекса РФ и закона Российской Федерации № 2300-1 от 07.02.2002 «О защите прав потребителей» услуга не может быть навязана. Поскольку услуги адвокатов Мусаткина и Бабарыко были навязаны Шулакову, от услуг указанных адвокатов Шулаков отказался в связи с плохим качеством оказания услуг, оплата труда указанных адвокатов не могла быть взыскана с Шулакова.

Учитывая изложенные обстоятельства,

ПРОШУ:

Вынесенные в отношении Шулакова Александра Владимировича приговор Оловяннинского районного суда Забайкальского края от 23.06.2017 и апелляционное определение судебной коллегии Забайкальского краевого суда от 19.10.2017 отменить и прекратить уголовное дело в связи с отсутствием в действиях Шулакова А.В. состава преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ

Адвокат В.В. Швецов

Старовойтов   Александр Сергеевич
Старовойтов
Александр Сергеевич

Депутат Государственной Думы, Член комитета ГД по транспорту и строительству

Опубликовать сообщение

Обратите внимание, что все данные на персональных страницах предоставлены самими персонами, либо взяты из открытых источников, если явно не указано иное.

Если вы обнаружили ошибку или неточность, пожалуйста, сообщите об этом в редакцию.

© Портал неофициальных сообщений «Лица»
Письмо в редакцию         16.12.2018