ОБЩЕСТВО СООБЩАЕТ ВЛАСТИ
ИНТЕРВЬЮ

Михаил Мурашко о текущей эпидемиологической ситуации в регионах

22.06.2020, 10:39
Поделитесь с друзьями:

Комментарии 0

Министр здравоохранения России Михаил Мурашко в эксклюзивном интервью телеканалу "Россия 1" рассказал о текущей эпидемиологической ситуации в регионах, о профилактическом применении лекарств против коронавируса, о том насколько опасен для окружающих переболевший ковидом

- В России зарегистрировано уже 3 препарата от коронавируса. Какой из них наиболее эффективный и за сколько дней они могут вылечить от этого заболевания?

- Все препараты с разной точкой приложения. Это препараты и в том числе, влияющие на репродукцию вируса, на размножение вируса, и препараты, которые влияют на осложнения, связанные непосредственно с заболеванием. Поэтому нельзя сказать, что тот или иной препарат лучше или хуже. Назначение каждого препарата проводится врачом обязательно, и выбор может быть только конкретно для каждой ситуации медицинским работником. Иначе ни в коем случае нельзя рекомендовать какой-то препарат как панацею при лечении коронавирусной инфекции.

- А за какой период можно выздороветь от коронавируса, если употреблять эти препараты?

- У нас есть два типа регистрации. Это та регистрация лекарственных препаратов, которая прошла по полному циклу, и по ним есть уже определенные данные по безопасности, по эффективности. И режим наблюдения за этим препаратом уже при обращении идет в стандартном режиме. Там есть система фармаконадзора, отслеживание нежелательных реакций, контроля качества и так далее. Есть препараты, которые зарегистрированы на условиях, то есть по сокращенной группе пациентов. И когда первые результаты показывают, что этот препарат может использоваться (такой принцип существует во многих странах), на этот препарат вводится режим наблюдения. Как правило, эти препараты разрешаются для использования преимущественно в стационарной сети, поскольку наблюдение за пациентом в стационаре практически круглосуточное. В этой ситуации мы можем узнать больше о этом лекарственном препарате и определиться, можем ли мы дальше его спокойно запускать для использования медицинскими работниками или нужно ввести какой-то дополнительный ограничительный режим. То есть это фактически режим полицейского наблюдения за препаратом, который вышел на рынок. По двум препаратам, которые мы выпустили с регистрации на условиях, введен такой режим.

- Насколько эффективно употребление здоровыми людьми антималярийных препаратов в целях профилактики коронавируса? Стоит ли это делать? Потому что некоторые врачи рекомендуют.

- Поскольку к этим препаратам существует только рецептурный доступ, по назначению врача, категорически профилактически эти препараты рекомендовать нельзя. Мы видим, что по ним существуют и неблагоприятные исходы, неблагоприятные события в качестве аллергических реакций, нарушения ритма и ряда других. Поэтому это препараты, которые должны назначаться только по клиническим показаниям и использоваться только при назначении врачом. Могут быть критические ситуации, когда существует высокий риск заражения, скажем, сотрудника, который контактировал, медицинского работника, который работал или столкнулся. Существуют для ряда препаратов, в том числе для терапии ВИЧ-инфекций, ряда других инфекционных заболеваний, когда назначается профилактический курс. Но это индивидуально всегда определяется медицинским работником. Ни в коем случае нельзя рекомендовать населению прием бесконтрольно такого типа препаратов. Ни в коем случае.

- В какой стадии сейчас процесс разработки вакцины? И может ли получиться так, что две или три вакцины сразу будут запущены в массовое производство сразу?

- Это лучший вариант всегда, когда на рынке появляется несколько вакцин. Поскольку изготавливается разный тип вакцин и на различных платформах, для них существуют разные группы, в том числе и профиль безопасности — для кого может использоваться тот или иной лекарственный препарат. Я подчеркну, что вакцина — это лекарственный препарат. Поэтому, конечно же, мы ожидаем, что на рынке появится несколько препаратов. Мы видим, в целом в мире уже сформировались группы, разработки, которые идут примерно по схожим направлениям. И на разные типы вакцин делают ставку. Это очень хорошо. У каждой будет свой период защиты. Еще предстоит оценить, какое время будет сохраняться специфический иммунитет после вакцинации, все это в процессе наблюдения будет. Вот для этого типа препаратов также будет установлен режим наблюдения. Мы сейчас рассматриваем, какой формат должен при этом быть. Это очень тонкий момент, который влияет на оценку, в том числе, безопасности и последующих возможных событий, которые могут происходить после вакцинации. Поэтому обязательно для них должен быть этап наблюдений, в том числе после того, когда они получат регистрацию.

- Во многих регионах уже постепенно снимают режим ограничений. На ваш взгляд, насколько оправданы были те действия, которые были сделаны в последние три недели? Оправданы ли были эти послабления?

- Каждый регион находится в разной стадии эпидемиологического процесса. Сегодня используется индекс репродукции, коэффициент репродукции. И как раз этот коэффициент во многом говорит о состоянии и распространенности этого процесса. Оценка при наличии хорошего, широкого тестирования нам и говорит, можно ли. Есть еще ряд показателей, по которым мы оцениваем, в том числе количество заболевших, количество находящихся на госпитальных койках. В том числе оцениваем количество тяжелых пациентов. Мы видим, что разные регионы находятся в разной стадии. По нашим оценкам, 21 регион пока достаточно спокоен, но в остальных все-таки эпидемиологический процесс течет. Еще раз говорю, он находится на разных стадиях. Поэтому, конечно же, говорить о том, что сегодня нужно полностью снять какие-то карантинные мероприятия или вернуться к тому образу жизни, который, скажем, мы имели до января 2020 года, пока рано во всех регионах. Это однозначно.

- Можно выделить регионы, где более благоприятная ситуация?

- Можно назвать несколько регионов. Например, Тюменская область. Опять же, я не хочу говорить, что, если я сейчас называю регион, это послужило бы поводом сказать, что вообще все спокойно и хорошо. Наверное, нет. Москва дает хороший результат по снижению госпитализации, по количеству заболевших. Но при этом мы говорим, что сохранять правила гигиены, правила ограничений, которые рекомендуются населению, просто необходимо. В целом в стране ситуация управляемая. Но по каждому региону нужно внимательно прислушиваться к медицинским работникам. Штаб, который работает на территории региона, дает обоснованные, хорошие, качественные советы, в том числе для непосредственно работодателей по открытию тех или иных магазинов, сфер жизни. Конечно же, каждый регион должен принимать свои решения по открытию той или иной инфраструктуры, для того чтобы обезопасить свое население. И важно, чтобы население прислушивалось к этим рекомендациям. Слышать в этот момент — это вопрос безопасности каждого.

- Насколько оправдан был масочный режим? И когда граждане смогут без рисков для своего здоровья снять маски?

- Масочный режим должен сохраняться. Мы видим сегодня, что коэффициент репродукции даже в спокойных регионах плавающий. Конечно, он зависит от числа контактов, от тех правил, которые мы соблюдаем, от нашей социальной активности. Поэтому непосредственно популяционный иммунитет пока в целом не сформирован. Да, мы видим сегодня при тестировании, что появляется уже прослойка иммунных людей, имеющих специфический иммунитет, и их становится больше, поскольку существуют уже и переболевшие в той или иной форме люди. Но пока все-таки говорить о снятии ограничений, о переходе к нормальному, спокойному образу жизни рано.

- Если говорить про переболевших, могут ли они на себе — на одежде, на руках — переносить вирус? И когда безопасно с ними уже начинать общаться?

- Человек, имеющий иммунитет, больше защищен сам. Поскольку его защитные силы позволяют ему побороть вирус, если он с ним сталкивается повторно. Тот же человек, который не переболел и который не имеет этих защитных сил, сталкиваясь с любыми вещами или, например, в случае, если гость принесет на одежде или на каких-то предметах, то, конечно же, риск существует. Поэтому и говорится, что нужно соблюдать дистанцирование, гигиену, ограничивать коммуникации – когда большое количество людей собирается, походы к друзьям в гости. Все-таки это нужно по-прежнему ограничивать.

- То есть рано праздновать окончание карантина? Собираться с друзьями в больших компаниях?

- Определенные послабления ограничений есть, мы должны плавно к этому подходить. Для этого правительство, и штаб издает свои рекомендации. Очень важно не просто смотреть в целом ситуацию по стране. Очень важно знать, интересоваться тем, что происходит конкретно в вашем конкретно в вашем регионе и конкретно в вашем населенном пункте.

- В целом по стране от 8 до 9 тысяч заболевших в сутки. Не снижается ниже 8 тысяч. Почему?

- Это как раз мы упоминали. Это показатель, это коэффициент репродукции. Поскольку он колеблется в пределах так от 0,8, это и отражается на общем количестве заболевших. Поэтому ряд регионов, которые ввели определенные послабления, имеют повышение коэффициента репродукции. При этом есть формат плавающего режима ограничений. Эти публикации существуют уже там с января. Это разные схемы ведения карантина. Они как раз и используются. Есть математические модели, которые говорят о том, что в зависимости от ситуации могут использоваться разные режимы. Жесткий карантин, плавающие мероприятия, когда ограничения вводятся в выходные дни. Такой вариант тоже существует в этих моделях и может использоваться. Поэтому мы и говорим, что сегодня наблюдение за ситуацией это как раз тот элемент, который позволяет нам гибко подходить к открытию экономики, открытию определенных привычных процессов. Это как раз тот формат, в котором нам сегодня жить.

- То есть, в России тоже возможен такой формат, когда постепенно будет чередоваться и введение карантина, и его отмена?

- Конечно, возможен. Мы должны быть готовы. И медицинское сообщество и медицинские организации к этому готовы сегодня. Мы не зря потратили то время, когда разворачивали эту всю систему и мобилизацию проводили. Поэтому да, конечно.

- А ухудшение, которое эксперты ожидают осенью, откуда может прийти в нашу страну? Опять вирус завезут или будут мутировать уже те вирусы, которые в нашей стране гуляют?

- Существует несколько факторов. Статистические данные уже сегодня говорят, что бывают повторные заносы, это те населенные пункты и государства, где ситуацию удалось стабилизировать. Но при этом существуют и природно-климатические факторы. Мы знаем, что определенный температурный режим благоприятствует передаче коронавирусной инфекции. Но есть ведь летний период. Мы общаемся с нашими коллегами, в том числе из стран, где температура уже давно держится на высоких цифрах, и они говорят, что активность коронавирусной инфекции не снижается, но при этом отходит на второй план то, с чем мы сталкиваемся в весенне-осенний период. Это всевозможные острые респираторные заболевания другой этиологии, которые могут наслаиваться и ухудшать процессы при коронавирусной инфекции. Поэтому осенью фактически сочетание определенных факторов может быть, и природно-климатических плюс появление респираторных инфекций, которые характерны для этого периода года. Очень важным является элемент подготовки к этому сезону, в том числе проведение вакцинации против гриппа. Мы сегодня к этому готовимся. Производство вакцины против гриппа идет полным ходом, министерство здравоохранения заключило все контракты. И мы ожидаем в августе поступления этих вакцин. Мы сейчас рассматриваем, с какого периода лучше начать, чтобы максимально обезопасить наше население.

- Ростуризм объявил, что можно рассчитывать на отдых внутри страны. То есть на июль-август можно планировать отпуск?

- Весь наш разговор сегодня построен не на жестких рекомендациях. Мы видим, что ситуация меняется, и нельзя сказать, что гарантированно можно рассчитывать, что в том месте, куда вы собираетесь приехать отдыхать, будет безопасно и будет спокойно. Надеюсь, что это будет так. Но мы должны быть готовы и поменять свои планы, если это будет касаться лично нашего здоровья, или ситуации в том месте, куда мы планируем наш визит, наш отдых. Нужно быть готовым.

- Сейчас появились тесты на антитела. Стоит ли продолжать делать ПЦР-тесты, на антитела? Что эффективнее? Куда бежать, что делать?

- Это два разных типа исследований. ПЦР — это метод определения непосредственно самого возбудителя вируса. То есть мы определяем его наличие на слизистых человека. Определение антител или – уже все знают – иммуноглобулин М иммуноглобулин G, каждый немножко становится вирусологом и медицинским работником, — это иммунный ответ. Иммуноглобулины M говорят об острой фазе заболевания. Конечно, нужно иногда несколько тестов сделать, чтобы посмотреть, какая стадия заболевания. Потому что иммуноглобулины G появляются уже в более поздний период и говорят о формировании специфического иммунитета. Поэтому один метод не заменяет другой. Это два абсолютно разных подхода к диагностике. Повторюсь, ПЦР — это определение непосредственно самого возбудителя, а определение иммуноглобулинов — это состояние иммунного ответа. Есть еще иммуноглобулин A, но он очень быстро появляется, как раз в период острой фазы заболевания, его определяют, когда нужно провести дифференциальную диагностику — с чем связано это заболевание. Но он больше используется медицинскими работниками амбулаторной или стационарной сети.

- Как обстоит ситуация с выплатами медикам, которые работали с больными коронавирусной инфекцией? Сколько человек уже получили их?

- Сегодня ситуация стабильная, потому что в первый период, когда эти выплаты только начались, когда к ним только приступили, возникало очень много вопросов — как со стороны непосредственно организаций, так и со стороны самих медицинских работников. Президентские выплаты сегодня получают более 270 тысяч человек в нашей стране, оказывающих помощь пациентам непосредственно в горячих точках, красных зонах, и работающих на специально выделенных бригадах скорой помощи. И плюс есть еще доплаты для медиков, работающих с категориями риска. Они также выделяются. Специальные или амбулаторные приемы, неотложная помощь, которая выезжает к пациентам, — таких медицинских работников сегодня в стране 370 тысяч. Мы видим, что ситуация по выплатам и по обращениям стабилизировалась. И я хочу поблагодарить, в том числе, главных врачей, руководителей регионов за то, что они внимательнее стали относиться к этому и объясняют, когда у работников возникает вопрос и с ними нужно персонально проговорить. Появились хорошие материалы, которые объясняют, почему, кому положены выплаты. Это качественная работа. Так нужно двигаться и дальше

Источник: www.rosminzdrav.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Показать все
Все за текущий месяц Все за этот год Все за прошлый год
Найти по дате:
показать
© Портал неофициальных сообщений «Лица»
Письмо в редакцию         11.07.2020